Архив новостей

Подписка на новости сайта

  • Вы можете подписаться на новости нашего сайта, рассылка выходит раз в месяц.

Обзор интернет-прессы - август 2018 г.

14.08.2018

Сергей Сопов: Нас вынуждают вернуть "Морской старт" государству

Генеральный директор компании S7 Space рассказал о своем видении развития отечественной космонавтики

- Сергей Алексеевич, что собой представляет проект "Морской старт"?

- "Морской старт" - уникальный комплекс, состоящий из нескольких частей: морской и ракетно-космической составляющей, а также наземной инфраструктуры. Морской комплекс включает в себя плавучую пусковую платформу Odyssey, с которой непосредственно и производятся космические запуски, и сборочно-командное судно, на котором осуществляется сборка ракеты и в дальнейшем управление предстартовыми операциями. Оба судна базируются в порту недалеко от города Лонг-Бич (штат Калифорния, США) на побережье Тихого океана.

Самая важная часть - ракетно-космическая составляющая комплекса - состоит из российско-украинской ракеты "Зенит-3SL" и российского разгонного блока "ДМ". Сборка двух ступеней ракеты осуществляется на заводе "Южмаш", хотя 80% комплектующих российского производства. В последующем ступени морским путем перевозятся в США, где перед погрузкой на сборочно-командное судно они вместе с разгонным блоком и космическим аппаратом собираются в ракету космического назначения. Запуски проводятся из экваториального района Тихого океана вблизи острова Рождества.

История космодрома насчитывает более двух десятилетий. Первый старт состоялся в 1999 году, когда 28 марта ракета-носитель "Зенит-3SL" в рамках демонстрационного пуска взлетела с макетом космического аппарата. С 2014 года комплекс законсервирован, пусковая деятельность приостановлена после разрыва отношений между Россией и Украиной.

В 2016 году группой компаний S7 был подписан контракт на приобретение "Морского старта", а в апреле 2018 года сделка по приобретению была завершена. Сейчас мы полноправные владельцы имущества и интеллектуальных прав на проект.

Изначально в проекте принимали участие Россия, Украина, США и Норвегия. И сейчас без взаимодействия этих стран проект нереализуем.

- В каком состоянии сейчас находится оборудование, которое S7 досталось по контракту?

- С технической точки зрения морские суда и наземная инфраструктура проекта находятся в рабочем состоянии. Основная проблема на сегодняшний день - отсутствие ракеты-носителя. С платформы Odyssey можно запускать только ракеты "Зенит-3SL". Киев еще весной прошлого года дал добро на участие в проекте, свое согласие на возобновление работы "Морского старта" высказали госдепартамент и пять различных министерств США. Однако проблема возникла там, где мы ее не ждали. Нам требуется разрешение правительства России на поставку российских комплектующих на Украину для осуществления сборки необходимых для возобновления работы комплекса ракет. Это разрешение мы не можем получить уже длительное время. Постоянно идет переписка с различными министерствами и ведомствами, которые не хотят брать на себя никакой ответственности. Они готовы разрешить нам поставку комплектующих в Америку, но это противоречит международным договоренностям между Россией и США по проекту "Морской старт". Иногда так и хочется спросить: "Зачем же Роскосмос продал нам "Морской старт", если не дает работать дальше?". Как только бывший владелец комплекса Ракетно-космическая корпорация "Энергия" и Роскосмос закрыли с нами сделку, интерес к нам с их стороны моментально пропал. Их больше не волнует ни судьба этого комплекса, ни реноме государства, которое выступало гарантом возобновления работы проекта.

Такое ощущение, что нас подталкивают к решению о развороте сделки, то есть возврате имущества "Морского старта" бывшему владельцу - РКК "Энергия" и Роскосмосу.

И все это несмотря на то, что "Морской старт" - один из немногих оставшихся проектов между Россией и США в высокотехнологичной сфере. Это особенно важно в условиях политической напряженности между странами. Чем меньше таких проектов, тем труднее потом будет найти общие точки соприкосновения и тем дольше и глубже будет разлад.

- S7 Space сможет быть конкурентоспособным на рынке коммерческих запусков, если вам все же дадут "Зенит"?

- Мы и сейчас конкурентоспособны. Можем выдерживать цены, которые сегодня диктует рынок. В нашем секторе запусков ракет-носителей среднего класса цена за пуск "Зенита" и Falcon 9 примерно одинакова - $62- 65 млн. Мы можем предложить заказчикам этот же уровень цен. Но "Зенит" рано или поздно уйдет с рынка. Возобновление его пусков требуется только для того, чтобы начать коммерческую деятельность, обеспечить окупаемость и возврат инвестиций.

- "Зенит" - ракета-"ветеран", как она может конкурировать на рынке пусковых услуг с современными носителями Илона Маска, способными возвращаться после полета?

- Ракета "Зенит" действительно не новая, но самая современная на постсоветском пространстве. Носитель "Ангара" мы в расчет не берем, поскольку по многим техническим решениям, например по отсутствию автоматической предстартовой подготовки, он уступает "Зениту". Таким образом, в ближайшие пять-шесть лет только "Зенит" способен конкурировать с одноразовой версией американской ракеты Falcon 9 и другими современными зарубежными носителями. Проблема дальнейшего применения "Зенита" в том, что он одноразовый, и сделать из него многоразовую версию технически невозможно.

Поэтому мы думаем над перспективным решением: хотим самостоятельно создать современную многоразовую ракету с аналогичными Falcon 9 Илона Маска техническими решениями. Надо просто понимать, что одноразовая ракета так же эффективна, как одноразовый самолет. Никто ведь не делает самолеты одноразовыми: взлетел, посадил, разобрал на детали. Да, на каком-то уровне технологического развития такой подход имел право на жизнь, но сейчас ситуация изменилась, появились технологии, позволяющие использовать ракетную технику многократно: носитель взлетел, сел, его обслужили, добавили новый груз, и он снова пошел на старт. И так 50, 100, 200 раз. В этом будущее. И оно уже наступило.

К сожалению, в Роскосмосе вся перспективная техника проектируется по-прежнему, в качестве одноразовой. А идеи многоразовости не идут дальше технических записок.

- Сколько же времени и денег потребуется для создания многоразовой ракеты?

- Пусть ждать придется долго, пусть на это уйдет много денег, но, не пройдя этот путь, Россия через 15-20 лет перестанет существовать как космическая держава. На сайте Роскосмоса в разделе, посвященном ракетам-носителям, представлены: "Ангара", которой до сих пор нет, "Протон", производство которого обещают закрыть в следующем году, а также семейство ракет "Союз", которые являются модификациями ракеты Р-7, созданной еще Сергеем Королевым. Есть также конверсионные носители "Стрела" и "Рокот" (варианты на базе межконтинентальных баллистических ракет). Это все, что осталось от былого величия советского ракетостроения.

Да к тому же из всего представленного парка ракет по-настоящему летает только "Союз".

- И что же в свою очередь предлагаете вы?

- Мы хотим создать многоразовую ракету-носитель среднего класса на двигателях НК-33 и НК-43, разработанных в СССР под советскую лунную программу. Сейчас неиспользованные двигатели, конструкторская документация и оснастка для их производства хранятся на ПАО "Кузнецов" - предприятии Объединенной двигателестроительной корпорации. Мы предложили им купить все, что относится к программе НК-33 и НК-43. Это дешевые, технически легкие в производстве и предназначенные для многократного использования двигатели. Разумеется, эти двигатели уже не интересны в том виде, в котором создавались полвека назад, поэтому мы хотим наладить выпуск их модернизированной версии, так сказать, довести двигатели до ума. Если начать заниматься разработкой своего двигателя с чистого листа, работа займет около 10 лет, а то и более.

- В прессе были сообщения о вашем намерении создать в Самаре собственный завод по производству ракетных двигателей. Речь об НК-33? Почему бы вам просто не заказывать производство двигателей на имеющемся заводе?

- Да, речь идет об этих двигателях. Что касается завода, то S7 Space - частная организация. Для нас вступить в производственные взаимоотношения с государственными компаниями - значит потерять управление себестоимостью. А вопрос контроля стоимости производства основополагающий для любого бизнеса. Цена ракеты - это одна из основных характеристик наряду с техническими: весом, массой выводимой полезной нагрузки и т. д. Это в советские времена, когда не жалели средств на космос, когда от этого зависела обороноспособность и политический престиж страны, можно было тратить несчетное количество средств. Сейчас другие времена.

Та продукция, которую государственные предприятия могут произвести, к сожалению, нам не подходит. Госпредприятия либо не хотят изготовить то, что нам нужно, либо технически уже на это не способны, поскольку потеряли необходимые компетенции.

У изготовляемых сейчас в России ракетных двигателей есть лишь одно преимущество - они производятся. Других достоинств нет. Они сложные, технически уникальные, но техническое совершенство стоит денег. Дело в том, что нам не нужен великолепный, но дорогой двигатель. Например, возьмем такой показатель, как тяговооруженность (отношение тяги двигателя к массе самого двигателя). Лучший российский двигатель РД-171, который некоторые называют "царь-двигатель", имеет коэффициент тяговооруженности, равный 78 (82). У ракеты Илона Маска, к примеру, - 176. У двигателя НК-33, который мы взяли за основу для своего многоразового носителя, этот показатель равен 144. При одинаковой тяге еще один российский двигатель - РД-191, используемый в ракетах "Ангара", весит 2300 кг, а НК-33 - 1200 кг. Какой вы возьмете? Конечно, менее тяжелый.

Еще раз подчеркну: нам требуется относительно "примитивный" двигатель, дешевый, надежный и с многоразовым включением. Производство его должно быть очень простым.

Чтобы полностью контролировать все процессы производства, мы планируем строить с нуля в Самаре свой частный завод. Завод, работающий по новым принципам сокращения накладных расходов. Это не дань моде, а требование времени. Весь проект оценивается в $150-200 млн.

К слову, мы не изобретаем велосипед. Илон Маск сделал то же самое. Он столкнулся с теми же проблемами, только раньше нас на 10 лет. И, между прочим, получил помощь государства. Он переманил к себе специалистов из разных компаний, наладил собственное производство, от поставок предприятий кооперации он практически не зависит, делает все сам, но получает государственные заказы, которые позволили ему подняться.

- А вместо Самары можно ли подключить к вашему проекту по созданию ракетных двигателей пермское предприятие "Протон-ПМ"?

- Почему нет? У завода достаточно современное замкнутое производство, имеются профессиональные кадры. Как вариант, можно найти какие-то точки соприкосновения с Роскосмосом и попытаться объединиться в рамках государственно-частного партнерства. Мы вполне могли бы прийти сюда, не создавая производство в Самаре. Другое дело, что нам нужен именно НК-33, который пермские двигателестроители не очень любят, поскольку это продукт конкурирующей фирмы. Здесь, конечно, может возникнуть конфликт.

- У Роскосмоса есть проект ракеты-носителя "Союз-5", которая позиционируется в качестве современной замены "Зенита". Этот носитель вам не подойдет?

- У этой ракеты на первой ступени стоит один 800-тонный двигатель РД-171. Он не обеспечивает нужные нам возврат и посадку ракеты, как это реализовано у Илона Маска. Falcon 9 имеет девять двигателей и только на одном из них садится. Для такой схемы посадки нужен двигатель тягой 60-80 тонн или возможность дросселирования двигателя до такой тяги, то есть работа на 1/10 своих возможностей. На "Союзе-5" такой посадки физически не организовать.

Вот и зачем нам тогда ракета-носитель "Союз-5", которая практически ничем не отличается от применявшегося по проекту "Морской старт" "Зенита"? Отличие предлагаемой Роскосмосом ракеты только в возросшем весе и выросшей цене.

- Владислав Филев - совладелец группы S7 - в декабре прошлого года озвучил предложение, что готов заказать у предприятий Роскосмоса 50 ракет с опционом еще на 35 штук, но ракеты должны отвечать требованиям S7. Каков ответ нашей космической отрасли?

- Ответа мы до сих пор так и не дождались. О своих требованиях мы говорили с предыдущим руководством Роскосмоса год назад, но ни к чему не пришли. С новым пока тоже не можем договориться. Надо понимать, что государственные структуры так устроены, что частные деньги там вообще никому не нужны. Все сидят на госбюджете.

Люди, заинтересованные в заказах на 85 ракет, уже давно выстроились бы в очередь. И такие есть, но это не россияне. Представители китайской промышленности предлагают нам свои услуги в создании новой ракеты вместо "Зенита". Появились и другие зарубежные претенденты на этот заказ. А наша ракетно-космическая отрасль молчит.

- То есть надежды на государственную помощь призрачные?

- Похоже на то, что для решения любого вопроса в нашей стране нужно идти напрямую к президенту, поскольку никто не хочет брать на себя никакой ответственности.

Мы под гарантии Роскосмоса купили "Морской старт" за $150 млн и платим по $20 млн за стоянку судов и содержание наземной инфраструктуры в американском порту Лонг-Бич, сняв эту нагрузку с государства. В рамках осуществленной сделки нам обещали предоставить право на определенное количество пусков ракет "Зенит", чтобы мы могли начать коммерческую деятельность до появления новой ракеты. На основании полученных гарантий мы заключили контракт с заводом "Южмаш", оплатили ему изготовление нескольких ракет "Зенит", но завод ничего не может производить, потому что российские предприятия не получили разрешение правительства на поставку своих комплектующих на Украину. В текущих условиях получается, что нас, по сути, затащили в проект и кинули.

А между тем мы не просим средств из бюджета, не "присасываемся" к Федеральной космической программе, мы готовы развивать свою программу за собственный счет.

- Компания S7 Space рассуждает о необходимости создания орбитального космодрома. Это серьезные намерения или рекламный ход?

- Существует обычная транспортная задача, которая реализуется как на поверхности Земли, так и в космическом пространстве: как переместить груз из пункта "а" в пункт "б". Если на Луне или Марсе появится обитаемая база, неважно чья (американская, китайская, российская или совместная), она потребует снабжения. Для этой цели понадобится транспортная инфраструктура, а в этих условиях на опорной орбите Земли просто необходим транспортный узел. Без него невозможно дальнейшее эффективное продвижение человека в космос - к Луне, Марсу и другим небесным телам. Собственно, в этом и состоит основная идея орбитального космодрома - создание на околоземной орбите инфраструктуры для обслуживания межпланетных кораблей снабжения.

Следующий шаг и неотъемлемая часть орбитального космодрома - создание космического буксира с ядерной энергодвигательной установкой мегаваттного класса. Полагаю, что в развитии космонавтики XXI века впереди окажется тот, кто будет располагать такими технологиями. Они открывают новые перспективы в освоении космоса.

В итоге мы предлагаем следующую концепцию транспортной космической системы: груз с Земли доставляется на орбитальный космодром с помощью существующих сейчас ракет-носителей, а далее перемещается в космосе с помощью буксира. Понимаю, что наша долгосрочная стратегия сегодня выглядит несколько фантастично, но и первый полет в космос, и высадка на Луне, и многоразовые ракеты когда-то казались несбыточной мечтой. Свою концепцию, рассчитанную на ближайшие 20 лет, мы обозначили Роскосмосу и правительству.

- Какими вы видите перспективы российской космической отрасли в целом?

- У каждой страны есть доступный ей технологический уровень, который она в состоянии поддерживать и выше которого прыгнуть просто не может. Надо признать, что сегодня у России ограниченные возможности в области космонавтики, потерян достигнутый в советское время уровень технологий. А ведь нужно думать о будущем. О том, какой вклад мы как страна можем предложить человечеству в его будущих космических программах.

Конкурентоспособных ракет-носителей у России нет. "Союз-5" обещают создать к 2022 году. Когда-нибудь, конечно, его создадут, но не к заявленному сроку. К тому же он не будет современным и не будет способен конкурировать на международном рынке с ракетами, которые появятся в эти же сроки. "Союз-5" - это тот же "Зенит", которому уже исполнилось 50 лет. К моменту первого полета "новой" ракете прибавится еще десяток лет. То есть разработчики воссоздают уровень технологий 60-летней давности и без зазрения совести выдают его общественности за нечто современное и конкурентоспособное.

Рынок пусковых услуг Россия уже проиграла. За полгода проведено 10 пусков, учитывая запуск российской ракеты с французского космодрома Куру. Для примера: один только Илон Маск провел 14 запусков, то есть больше, чем мы всей страной. А за рубежом есть еще "Атлас", "Антарес" и масса других ракет-носителей. Что у нас остается из технологий, которые мы можем предложить миру? Только опыт длительных пилотируемых программ. Но партнеры по программе Международной космической станции не знают, что с ней делать дальше. С одной стороны, и бросить жалко, столько денег потрачено, а с другой - и отдача минимальна. Вот и зреет мысль затопить станцию за ненадобностью.

Между тем для России опыт создания орбитальных станций - это единственная возможность сохранить свои позиции на международной космической арене. Для этого нужно лишь несколько переформатировать проект МКС в орбитальный космодром.

Если нам не хватает ни технологического уровня развития, ни средств на самостоятельную космическую экспансию, нужно хотя бы предложить свои услуги другим странам: обеспечить транспортное обслуживание их проектов освоения других небесных тел и тем самым стать их партнерами. Другие страны согласятся на наше партнерство, только если у нас будет козырь в рукаве - орбитальный космодром и буксир с ядерной энерго-двигательной установкой. При наличии у нас этих технологий им будет проще принять наши услуги, чем самим создавать что-то подобное, тратя миллиарды долларов и свое время.

Татьяна Власенко, журналист.

Источники:
https://www.newsko.ru/articles/nk-4818860.html
http://s7space.ru/news/nas-vynuzhdayut-vernut-morskoy-start-gosudarstvu/

***

16.08.2018

"Мы сами с усами". Дмитрий Рогозин готов работать с NASA только на паритетных началах

Бывший вице-премьер Дмитрий Рогозин больше двух месяцев возглавляет госкорпорацию "Роскосмос", которую ранее курировал. Неудачи в ходе запусков прошлых лет, целый ряд затянувшихся проектов, таких как корабль "Федерация" или ракета "Союз-5", сокращение доли российских пусков на международном рынке заставляют широкую аудиторию сомневаться в эффективности российской ракетно-космической отрасли. Рогозин рассказал в интервью ТАСС о новых подходах, которые должны исправить ситуацию, о причинах кадровых решений в госкорпорации, о ключевых проектах, на которые делается ставка, а также о равноправном сотрудничестве с NASA в будущих совместных проектах.

- Ранее сообщалось, что дефицит бюджета Роскосмоса в 2018–2020 годах составит 150 млрд рублей. Что планируете с этим делать?

- Я назову основные негативные финансово-экономические проблемы, которые достались в наследство новой администрации Роскосмоса.

Первое - это тяжелейшая экономическая ситуация в Центре Хруничева. С учетом накопленной кредитной нагрузки, всевозможных пеней и штрафов, а также значительных выпадающих доходов из-за нерентабельного, точнее, недозагруженного производства, речь идет о долге предприятия, превышающем 100 млрд рублей. Есть финансовые проблемы и у Ракетно-космической корпорации "Энергия", хотя не такие драматические.

Второе - Роскосмос намеренно ограничивал свою роль в управлении предприятиями лишь двумя функциями: распределять деньги и заказы, а также управлять акциями своих дочерних предприятий. Таким образом, Роскосмос нес лишь политическую ответственность за результаты работы своих предприятий. Никто не выполнял роль технического заказчика, никто не выстраивал промышленную кооперацию и не следил за выполнением этапов работ. Как результат - низкая экономическая эффективность предприятий отрасли, высокая их совокупная дебиторская задолженность, дублирование функций, отсутствие единой технической политики, отсутствие единой системы закупок. Коллеги из финансово-экономического блока госкорпорации мне даже с ходу не смогли ответить на вопрос о совокупной выручке отрасли, об объеме чистой прибыли. Предприятия и корпорация жили сами по себе, что создавало условия для злоупотреблений со стороны ряда руководителей предприятий.

Третье - ранее госкорпорация жила на средства, поступающие от внешнеэкономической деятельности, если конкретно, от продажи американцам кресел для полетов на МКС на наших кораблях. Теперь эти деньги иссякли, а дивидендов корпорация получает мало. А это резко сужает финансовый маневр головной структуры отрасли, да еще Центр Хруничева постоянно требует средства на ежедневные нужды. Понятно, что такое наследство и состояние дел следует признать неудовлетворительными и требующими кардинальных изменений. Мы оперативно усилили промышленный блок управления госкорпорации. Ставку я сделал на выходцев из инженерно-конструкторской среды, а не на менеджеров, не нюхавших масло заводских станков. Пришедшие со мной из правительства коллеги по ВПК составили костяк административного блока управления и управления боевой ракетной тематикой.

Осталась задача укрепления финансово-экономического блока, сейчас эта задача главная. Мы также оперативно укрепили советы директоров ведущих предприятий отрасли, теперь за их эффективную деятельность своей головой и карьерой отвечают заместители генерального директора и исполнительные директора корпорации. Через советы директоров и систему директив мы укрепим единство отрасли. Впредь все контракты будут заключаться непосредственно с госкорпорацией как единственным исполнителем, сам Роскосмос будет отвечать перед заказчиками, организуя выполнение сложных мероприятий как программы вооружения, так и федеральной космической программы, реализуя свою роль технического заказчика. Нам понятно, что нужно делать, но мы спешим, чтобы оперативно снять с отрасли хронически копившиеся проблемы.

- В отрасли с вашим приходом произошел целый ряд новых назначений и громких увольнений. Кадровые изменения продолжатся?

- Это ракетно-космическая отрасль, и спрос с руководителей здесь будет особый. Мы в основном завершили процесс обновления руководящих кадров на предприятиях и в самой корпорации. Пришли очень сильные новые руководители в РКК "Энергия", РКЦ "Прогресс", НПО Лавочкина, ЦЭНКИ, на "Красмаш" и "Техномаш". Коллективы предприятий восприняли назначения с воодушевлением, поскольку хорошо знают профессиональные и личные качества своих новых руководителей. Не исключаю перемен и на других предприятиях и в научных институтах, но будем делать это аккуратно, после тщательного анализа ситуации и при понимании дальнейшей перспективы развития этих активов корпорации. Цели менять директоров у нас нет, есть цель - добиться от директоров эффективного управления предприятиями.

- Увольнения имеют отношение к потере разгонного блока "Фрегат" при запуске с Восточного в ноябре прошлого года?

- Увольнения имеют отношение к реальным делам, к результатам работы конкретного руководителя. Безвинно пострадавших здесь нет. Это не значит, что у руководителя не может быть права на ошибку, но у него не может быть права на разгильдяйство и тем более на воровство и предательство.

- Ранее вы заявляли, что корпорация будет избавляться от долгостроев и тупиковых направлений развития. О чем речь?

- Как пример, это так называемые научные исследования на МКС, которые разрабатывались не спеша - по десять лет, а их научный результат порой высосан из пальца. У каждого космического аппарата в составе российской орбитальной группировки должен быть хозяин на Земле, отвечающий за его эффективное применение и извлечение пользы - оборонной, коммерческой или настоящей, подчеркну: настоящей научной, а не ради удовлетворения собственного любопытства за казенный счет.

Мы будем вести себя максимально прагматично, будем выбирать наилучшие технические решения наших КБ и предприятий и тиражировать их в пределах всей отрасли, а не как раньше, когда чиновники Роскосмоса для мнимой загрузки предприятий потакали параллельной разработке однотипных космических аппаратов на разных предприятиях, допуская дублирование их функционала и создавая целый "зоопарк" космических средств вместо того, чтобы самые удачные, передовые разработки запускать в серию, повышая тем самым эффективность отрасли в целом.

- Какие именно работы будут закрыты?

- Пока воздержусь от конкретики. Скажу лишь, что идея создания проекта "Сфера" позволит нам сформировать взгляд на перспективную орбитальную группировку, построенную по единому замыслу и в системном техническом решении.

- Если экономить, то почему не оставить одну ракету - универсальную "Ангару"?

- "Ангара" - это семейство ракет модульного типа от легкого до тяжелого класса. Наша задача состоит в том, чтобы успешно завершить их испытания и начать эффективное серийное производство этих ракет. Начать на них летать и выводить все возможные полезные нагрузки на все необходимые орбиты, включая геостационар.

Что касается "Союза-5", то эта новейшая средняя ракета создается как коммерческая, конкурентная на рынке. Кроме того, она станет прототипом для создания боковых универсальных блоков сверхтяжелой ракеты. Вот смотрите, в чем разница: универсальный модуль, с помощью которого, как "Лего", собираются все остальные типы "Ангары", способен вывести на низкую околоземную орбиту пару-тройку тонн полезной нагрузки. А "Союз-5" в качестве такого же кирпичика для создания сверхтяжа сможет вывести на такую же орбиту 17 тонн. Поэтому семейство "Ангара" - это как бы машины от легкового автомобиля до "КамАЗа", а будущее семейство ракет на базе "Союз-5" - это от "КамАЗа" до "БелАЗа".

- Как будете выходить из ситуации с долгом Центра Хруничева?

- У государства нет иного производителя тяжелых ракет, кроме "Хруничева", поэтому будем вытягивать предприятие из болота. Сначала необходимо реструктуризировать кредитную нагрузку и отсрочить уплату пеней и штрафов по прежним искам заказчиков. Затем установить точную сумму выпадающих доходов до момента запуска на омской производственной площадке серийного производства замкнутого цикла "Ангары" легкого и тяжелого классов. Точку безубыточности, по нашим расчетам, мы достигнем в 2022 году. Затем выведем предприятие в плюс. Но до этого момента придется оказывать меры господдержки. Мы уже сформировали прогноз движения денежных средств, рассчитали перспективный план производства и продаж "Протонов" и "Ангары". Все должно получиться.

При этом принятые в прошлые годы в контур Центра Хруничева предприятия ракетного двигателестроения перейдут в двигателестроительный холдинг, формируемый на базе НПО "Энергомаш". Там также будет наведен порядок и поднята культура производства. Центр Хруничева будет специализироваться на ракетостроении. До 2021 года Московский ракетный завод будет производить легендарные "Протоны", у нас есть около 20 твердых заказов. К сожалению, с 2025 года Казахстан не видит возможности запускать эти ракеты со своей территории, поэтому мы переходим на более современную и экологичную "Ангару А5", которая будет летать с обоих космодромов: сейчас - с Плесецка, а после возведения второго стартового стола - с Восточного. На "Ангару" тоже есть десятки твердых заказов, в том числе коммерческих. Таким образом, с 2021 года Московский ракетный завод будет сосредоточен на кооперации с омским ПО "Полет" для дальнейшей модернизации "Ангары" и подготовке ее к серийному производству.

- Кому должен центр?

- ВЭБу, Сбербанку, Россельхозбанку, Фондсервисбанку, огромный заем был дан предприятию самим Роскосмосом.

- Московский завод будет полностью свернут, и останется только конструкторское бюро? Подо что будут отданы высвободившиеся площади?

- Московский ракетный завод остается на своей родной территории. Есть возможность его вовлечения в кооперацию по проекту создания сверхтяжелой ракеты. Поэтому заводу - быть! Также мы будем постепенно развивать его территорию.

Есть планы построить и оснастить здание Инженерного центра, куда переедет КБ "Салют" - разработчик "Ангары". Также рассматриваем возможность развернуть на этой территории рабочие помещения других наших московских конструкторских и инженерных коллективов. Даже рабочее название придумали для такого объединения - технопарк "Звездный". Я уже обсуждал идею создания такого космического центра в Москве с мэром Собяниным. Он рад, что завод остается и будет развиваться. Планы по продаже земли в счет долга отверг президент Путин, и коллектив предприятия вновь обрел надежду. Современный завод и Инженерный центр будут строиться по принципам цифрового предприятия. Молодежь с удовольствием придет работать к нам. Деньги на этот центр пока будем изыскивать сами.

- Когда продолжатся летные испытания "Ангары" с Плесецка? С какой нагрузкой?

- Со следующего года. В этом году Московский ракетный завод передаст военным очередную ракету. Нагрузку и тип разгонного блока они определят сами.

- Коммерческие запуски "Ангары" с Плесецка будут выполняться?

- С Плесецка идут испытания. Следующие пуски идут в интересах государства.

- Сколько планируется строить второй стартовый стол под "Ангару" на Восточном?

- Стройэкспертиза рассчитала стройку на 45 месяцев от "первой лопаты". Но есть опыт компенсационных мероприятий, наработанный на последнем этапе строительства стартового стола под ракету "Союз-2" на Восточном. Контракт скоро будет подписан. Там будут обозначены сроки и строительной готовности объекта, и начала автономных и комплексных испытаний.

- Почему старт не начали строить в начале 2018 года или раньше?

- Не ко мне вопрос.

- Старт будет под пилотируемую "Ангару" в том числе?

- Разница в старте под пилотируемую "Ангару" только в башне обслуживания для посадки экипажа в космический корабль, но решения о том, что "Ангара-А5П" будет летать с кораблем "Федерация", еще не принято.

- Некоторые специалисты считают, что "Союз-5" не очень удачная копия "Зенита"...

- О чем говорят эксперты? Они разве знакомы с проектом? Самой ракеты "Союз-5" пока нет - есть контракт на ее разработку и эскизный проект. Во-вторых, это точно не импортозамещение "Зенита". Единственное, в чем он похож на "Зенит", - нижняя его посадочная часть. Она должна подходить под уже построенный стартовый стол на Байконуре, чтобы не строить новый комплекс. А уже, к примеру, по двигателю первой ступени - РД-171МВ - параметры коренным образом отличаются от заданных в "Зените". Двигатель второй ступени будет вообще другой - РД-124МС.

- Какая стоимость для "Союза-5" закладывается, как для коммерческого носителя?

- Его стоимость не должна превышать цену наших прямых конкурентов. При этом надо понимать, что все наши ракеты по энергетике мощнее своих близких по ракетному классу конкурентов, но поскольку все наши южные космодромы расположены севернее американских, европейских и китайских стартовых позиций, то нам приходится сложнее с ними конкурировать. Если вы поставите старт на одну условную точку, например на экватор, то вы сразу увидите преимущества наших ракет. Поэтому "Союз-5" должен быть и дешевле, и мощнее аналогичных ракет среднего класса иностранного производства, тогда у него хорошие перспективы.

- Если Роскосмос собирается быть на рынке дешевле Маска, то "Союз-5" будет многоразовым?

- Преимущества Маска состоят не в многоразовости, а в том, что правительство США дает ему возможность демпинговать на рынке. А для Пентагона Маск продает пуски в два раза дороже и покрывает свои убытки на коммерческом рынке, убивая конкурентов, за которыми не маячит такое щедрое государство. Тем не менее, мы, конечно, ищем различные варианты снижения себестоимости пуска, в том числе в рамках концепта многоразового использования наиболее дорогостоящей части ракеты, которую есть смысл повторно использовать.

- Для "Ангары" возвращаемые универсальные блоки будут разрабатываться?

- Для "Ангары" пока нет. Хотя предложения со стороны конструкторов есть. А вот при работе над сверхтяжелой ракетой принцип многоразового использования будет поставлен в качестве задачи. Плюс не забывайте, что мы разрабатываем многоразовый пилотируемый корабль в рамках работы "Федерация".

- Какие проекты по возвращаемым ступеням для "Союза-5" и, соответственно, сверхтяжелой ракеты есть на сегодняшний день?

- Falcon 9 возвращается "свечкой" на собственных двигателях, потому что у них вокруг стартовой позиции океан и есть возможность подогнать в расчетную точку автоматизированную морскую посадочную платформу. В силу нашей географии у нас таких возможностей нет. Мы морские платформы в горы Алтая или в просторы вечной мерзлоты Якутии не подгоним. Кроме того, при возвращении ступеней вам приходится часть топлива расходовать не на вывод полезной нагрузки, а на торможение и управляемое снижение. Поэтому следует принимать в расчет и технические, и экономические аспекты, определяющие целесообразность использования данной технологии в каждом конкретном случае. Ведь кто-то умный отказался от принципа многоразовости при изготовлении медицинских шприцев, спичек и некоторых других важных изделий. Что касается способа возвращения ступеней, то в нашем варианте это может быть либо "по-самолетному", либо на парашютной системе, способной к нисходящему горизонтальному скольжению к точке посадки.

- Как обстоят дела с модулем "Наука" - его топливную систему удалось очистить от металлической стружки или все же проще построить уже новый модуль? Будет ли он запускаться к МКС?

- Проблема МЛМ в том, что его хранили долго и не должным образом. Мы были на "Хруничеве", исследовали его, провели несколько совещаний с РКК "Энергия" и пришли к выводу, что МЛМ необходим, и надо его запускать. Работа организована, исходим из того, что если не будет новых срывов, то в декабре этого года или в январе следующего отправляем МЛМ на Байконур. Дальше все испытания будут вестись на космодроме в монтажно-испытательном корпусе РКК "Энергия". Туда нужно будет доставить "аптечку", то есть запасные части, потому что наверняка в ходе испытаний пойдут отказы каких-то приборов - их нужно будет оперативно менять. В ноябре 2019 года планируем отправить МЛМ на МКС.

- А что со следующим модулем - научно-энергетическим (НЭМ)?

- Мы ощущаем дефицит энергетики на российском сегменте МКС и в этом вопросе зависим от американцев. Нам нужно 14–15 кВт, а мы вырабатываем на наших батареях 6–7кВт. НЭМ задумывался как альтернативный источник питания, но с учетом всех тех безобразных сдвижек, которые были допущены в прошлые годы, дата его запуска вырисовывается на 2022 год. И вот у меня вопрос: если НЭМ будет готов к 2022 году, а мы не сможем договориться о продолжении проекта МКС после 2024 года, да и ресурс НЭМа - 15 лет, то зачем его запускать?

С другой стороны, мы не собираемся заканчивать пилотируемую космонавтику, МКС - одна из очередных ступеней пилотируемой программы. У американцев есть тема Deep Space Gateway, у нас - своя лунная программа, для чего мы и сверхтяж строим - это будет ракета для покорения дальнего космоса. Поэтому мы изучаем целесообразность использования НЭМа как для МКС, так и для перспективной станции. Третий модуль - универсальный узловой - давно готов, он хранится у "Энергии". По технологии он должен полететь после МЛМ, но если не будет НЭМа, он не нужен. Но в другой пилотируемой программе он пригодится.

- Когда планируется следующая встреча с американцами по Deep Space Gateway и каково наше участие в этом проекте? Будут ли наши космонавты летать на эту станцию или наша задача - техническое обеспечение?

- Я пригласил наших американских, европейских коллег и японцев в ноябре приехать в Москву. Будет хороший повод - 20-летие МКС. Мне кажется, пора начать разговор о будущем международном сотрудничестве в области пилотируемой космонавтики, и если и не ударить по рукам, то хотя бы всерьез поговорить и о судьбе МКС, и о будущих шагах. Поэтому разговор будет в ноябре. А с новым администратором NASA я планирую встретиться в октябре на Байконуре.

Что касается участия в Deep Space Gateway: если это чисто американский проект, а все остальные должны быть "на подхвате", то нам это неинтересно. Мы готовы только к равноправному сотрудничеству.

У нас в отличие от NASA уже есть наработавший огромную статистику пилотируемый корабль "Союз МС". Еще в советское время в конструкцию "Союзов" были заложены возможности глубокой модернизации, в том числе для лунной программы. Плюс у нас есть тяжелая ракета "Ангара", скоро появится корабль "Федерация", в 2028 году начнем испытания сверхтяжа. То есть Россия, как и США, имеет свою транспортную систему для работы по дальнему космосу. Так что "мы сами с усами".

- Когда будет дано разрешение S7 Space на поставку российских комплектующих для ракет "Зенит"?

- Россия делает до 80% всех комплектующих ракеты "Зенит", которая используется в проекте "Морской старт". Мы заинтересованы в расширении продаж нашей высокотехнологичной продукции. Мы ждем от S7 Space подтверждения, в какой стране будет происходить сборка "Зенитов", чтобы оформить решение Комиссии по экспортному контролю. Раньше нам заявляли, что речь идет о США.

Беседовал Дмитрий Решетников

Источник:
https://tass.ru/interviews/5460502

***

22.08.2018

Россия и Казахстан договорились создать на Байконуре комплекс под "Союз-5"

КУБИНКА (Московская область), 22 авг - РИА Новости. Россия и Казахстан в среду подписали соглашение о создании стартового комплекса "Байтерек" на космодроме Байконур под новую ракету среднего класса "Союз-5", передает с церемонии подписания корреспондент РИА Новости.

Подписи под документом в рамках форума "Армия-2018" поставили генеральный директор "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин и министр оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана Бейбут Атамкулов.

"В чем смысл "Байтерека"? Какая ракета будет использоваться. Перебирали самые экзотические варианты. Ситуацию осложнила обстановка 2014 года, когда мы фактически были лишены возможности использования для стартового комплекса "Зенит" самой ракеты-носителя "Зенит-М" совместного производства России и Украины. Тем не менее, в РФ было принято решение о выходе на создание новой ракеты-носителя среднего класса "Союз-5". Особенность этой ракеты в том, что она полностью вписывается в тот стартовый комплекс, который есть на Байконуре. Мы исходим из того, что данная ракета будет адаптирована под пилотируемый корабль "Федерация", - сказал Рогозин.

Первый пуск через четыре года

Как сообщалось, с комплекса будут проводиться пуски перспективной ракеты-носителя среднего класса "Союз-5", которую разрабатывают в России. Первый пуск запланирован на 2022 год. Россия же модернизирует технические комплексы для космической техники и создаст на Байконуре комплекс для предстартовой подготовки нового пилотируемого корабля "Федерация".

За Казахстаном остается содержание и эксплуатация стартовой и технической инфраструктуры, оставшейся от ракеты "Зенит", ее реконструкция и модернизация для применения новой ракеты. "Казкосмос" сообщал, что готов направить на эти цели примерно 314 миллионов долларов.

Объекты стартовой и технической инфраструктуры для ракеты-носителя "Зенит" начали возвращать из российской аренды Казахстану с 1 марта. Планируется, что соглашение об их передаче будет подписано осенью.

История "Байтерека"

В 2004 году президентами двух стран было подписано соглашение об эффективном использовании Байконура, в рамках которого решено было создать на космодроме инфраструктуру под экологически чистую ракету-носитель "Ангара". Она призвана прийти на замену "Протону", использующему ядовитый гептил.

В 2007 году Казахстан пожаловался, что стоимость проекта выросла в семь раз по сравнению с изначальной суммой. В 2012 году стало известно, что рассматривается возможность вместо "Ангары" использовать в проекте ракету "Зенит", под которую на Байконуре имеется вся необходимая инфраструктура.

В 2014 году из-за политической ситуации на Украине было принято решение не переходить в проекте "Байтерек" на ракету "Зенит" украинского производства, а вернуться к исполнению "Ангары". Однако в 2016 году начались переговоры об использовании в проекте новой российской ракеты-носителя среднего класса, которая в 2017 году получила название "Союз-5". В июне минувшего года российско-казахстанская комиссия согласовала это решение.

В апреле 2018 года правительство России опубликовало распоряжение, в котором поручило государственной корпорации "Роскосмос" провести с участием МИДа России переговоры с казахстанской стороной и по достижении договоренности подписать от имени правительства РФ протокол о создании космического ракетного комплекса "Байтерек".

Ранее S7 Space (управляет космодромом "Морской старт" и владеет правами на пуски ракет "Зенит" с Байконура) предложила восстановить разрушенный стартовый стол на Байконуре для пусков "Союза-5", а действующую площадку оставить под пуски ракет "Зенит".

Источник:
https://ria.ru/space/20180822/1527001769.html

***

22.08.2018

Роскосмос. Подписание протокола по проекту "Байтерек"

Сегодня, 22 августа 2018 года, Генеральный директор Госкорпорации "Роскосмос" Дмитрий Рогозин и Министр оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Бейбут Атамкулов подписали протокол о внесении изменений и дополнений в российско-казахстанское межправительственное Соглашение о создании космического ракетного комплекса "Байтерек" на космодроме Байконур. Данное соглашение с Республикой Казахстан подписано 22 декабря 2004 года.

Подписание состоялось в рамках проводимого в эти дни в Подмосковье Международного военно-технического форума "Армия-2018". Согласно протоколу, проект "Байтерек" будет реализовываться на основе разрабатываемой российской ракеты-носителя "Союз-5" и наземной космической инфраструктуры космического ракетного комплекса "Зенит-М".

В ходе подписания российская и казахстанская стороны заявили о твердости своих намерений в реализации данного проекта и обсудили сроки его основных этапов.

Ранее, 17 июля 2018 года, Госкорпорация "Роскосмос" и ПАО "РКК "Энергия" подписали соответствующий государственный контракт, предусматривающий начало летных испытаний ракеты-носителя "Союз-5" на космодроме "Байконур" в 2022 году.

Источник:
https://www.roscosmos.ru/25429/

***

31.08.2018

Делегация во главе с Ю. Борисовым посетила корпорацию "Энергия"

Сегодня, 31 августа, с рабочим визитом корпорацию "Энергия" посетила делегация во главе с заместителем председателя Правительства по вопросам оборонно-промышленного комплекса РФ Юрием Борисовым. В состав делегации вошли: генеральный директор Госкорпорации "Роскосмос" Дмитрий Рогозин, исполняющий обязанности первого заместителя генерального директора Госкорпорации "Роскосмос" Николай Севастьянов, член коллегии ВПК РФ Александр Иванов и др.

В ходе визита гости посетили Контрольно-испытательный центр Корпорации.

После осмотра производственных площадей состоялось рабочее совещание, на котором обсуждались перспективы развития космической отрасли.

Подводя итоги, Ю. Борисов сказал: "Посещение головной организации, отвечающей в первую очередь за пилотируемые программы, было очень конструктивным. Мы обсуждали планы на 2018-2020 годы, ход работ по перспективному пилотируемому кораблю "Федерация" и тему создания нового носителя среднего класса "Союз-5" как составной части будущего сверхтяжелого носителя. Я думаю, коллективу "Энергии" и Роскосмоса понятно, что нужно делать в ближайшее время, все настроены на конструктивную работу и улучшение ситуации".

Дмитрий Рогозин отметил важность создания проекта комплекса ракеты-носителя среднего класса "Союз-5" как этапа формирования космического ракетного комплекса сверхтяжелого класса.

Контракт на создание космического ракетного комплекса среднего класса с ракетой-носителем "Союз-5" был заключен между Госкорпорацией "Роскосмос" и РКК "Энергия" 17 июля.

Источники:
https://www.energia.ru/ru/news/news-2018/news_08-31_1.html
https://www.roscosmos.ru/25465/

Обзор интернет-прессы 2018 г.

Подписка на новости сайта

  • Вы можете подписаться на новости нашего сайта, рассылка выходит раз в месяц.

***

Главная | О сайте | English | E-mail | Карта