Архив новостей

Подписка на новости сайта

  • Вы можете подписаться на новости нашего сайта, рассылка выходит раз в месяц.

Обзор интернет-прессы - июнь 2018 г.

18.06.2018

"Многоразовая ракета, орбитальный космодром – красивые проекты"

Гендиректор первой в России частной космической компании S7 Space Сергей Сопов рассказывает, зачем им свой завод ракетных двигателей и для чего они хотят арендовать МКС

В марте холдинг S7 Group закрыл сделку по покупке плавучего космодрома "Морской старт" в Калифорнии. О планах компания сообщила на полтора года раньше. На прошедшей тогда пресс-конференции журналисты настойчиво допытывались у совладельца холдинга Владислава Филева, нет ли у проекта рисков, что Украина откажется поставлять даже частной российской компании ракеты "Зенит". Оказалось, риски были с другой стороны: разрешения от США и Украины S7 Space уже получила, а распоряжение российского правительства о поставке отечественных комплектующих ждет уже много месяцев.

Вопрос подвис из-за смены правительства и будет все же решен, надеется гендиректор S7 Space Сергей Сопов. Компания уже заказала 12 ракет "Зенит" и готова в любой момент начать расконсервацию "Морского старта". Это будет только первый этап далеко идущих планов по космическому бизнесу. S7 Space собирается также проводить наземные пуски, хочет построить собственный завод ракетных двигателей, чтобы создать многоразовую модификацию перспективной российской ракеты "Союз-5", и предлагает правительству после 2024 г. не затапливать российский сегмент МКС, арендовать его и создать там орбитальный космодром.

Последний барьер

– Сделка закрыта, теперь ваша компания вступает в новый этап – подготовку к первому морскому пуску?

– Практически так. Если не считать одной важной проблемы, а именно – отсутствия ракеты-носителя, необходимой для возобновления коммерческих пусков. Когда мы принимали решение о покупке активов проекта "Морской старт", продавцы в лице госкорпорации "Роскосмос" и Ракетно-космической корпорации "Энергия" (входит в "Роскосмос", владеет швейцарской компанией Sea Launch, которой принадлежал "Морской старт". – "Ведомости") заверили нас, что до создания российского носителя среднего класса "Союз-5" мы сможем использовать для пусков ракету "Зенит-3SL", которая создается в кооперации с украинскими предприятиями. Сейчас комплекс может использовать только "Зенит", а значит, это вопрос политизированный.

Гарантии "Роскосмоса" были нашим ключевым условием вхождения в проект. Мы подписали с госкорпорацией соглашение о сотрудничестве по возобновлению пусковой деятельности проекта "Морской старт". Свои разрешения российской компании владеть и управлять пусковым комплексом давали Госдепартамент и пять различных министерств США. Пришлось переоформить, а по некоторым направлениям этот процесс продолжается, в общей сложности 40 лицензий. При этом мы дали гарантии американскому правительству, что проект будет возрожден в той конфигурации, в какой он зафиксирован межправительственным соглашением США и России. Также мы убедили украинское правительство продать нашей американской "дочке" S7 Sea Launch ракеты "Зенит". Но все остановилось, когда нам понадобилось ранее гарантированное разрешение российского правительства на поставку комплектующих (их производят предприятия "Роскосмоса". – "Ведомости"), необходимых для изготовления "Зенитов".

– Это нежелание выполнять договоренности или бюрократия?

– Проект соответствующего распоряжения правительства был подготовлен "Роскосмосом" и согласован в 20-х числах апреля. Оставалось его подписать. Но кабинет министров ушел в отставку после президентских выборов, и на сегодняшний момент утверждение документов подвисло. Сформировано новое правительство, ему необходимо войти в курс дела; соответственно, подвижек пока никаких.

– То есть обычная российская бюрократия. Но раз проект поддерживали и "Роскосмос", и правительство, вопрос должен со временем решиться.

– Очень на это надеюсь. В конце концов, мы свою часть пути, затратив значительные средства, прошли, теперь дело за правительством и "Роскосмосом". Другой важный момент: как это распоряжение в итоге будет сформулировано. Подготовленный ранее проект распоряжения нас устраивал: он предусматривал экспорт американской S7 Sea Launch российских двигателей, камер сгорания, систем управления и других комплектующих с возможностью реэкспорта на Украину для сборки ступеней ракет-носителей "Зенит". Но в ходе обсуждения мы слышали и такое мнение: давайте Украина просто баки будет в США поставлять, а вы там сами в Калифорнии собирайте ракету из российских и украинских комплектующих.

– Что значит "собирайте в Калифорнии"? Где собирать?

– Об этом и речь. Постройте завод и собирайте! Хорошо, давайте представим, что мы преодолели все трудности и построили производство в США. Это, как минимум, потребует подписать новое межправительственное соглашение между Россией и США, потребует нового распределения обязанностей сторон, я уж не говорю об учете мнения Украины. Очевидно, что процесс затянулся бы на долгие годы, что грозило бы нам многомиллионными убытками. Да и сам пусковой комплекс "Морского старта" не вечен.

Мы сейчас пытаемся восстановить проект в той конфигурации, которая установлена межправительственным соглашением России и США от 1996 г. Оно действует, собранные ракетные ступени (первая и вторая) поставляются с Украины, разгонный блок – из России. Мы в рамках проекта не имеем допуска к американским технологиям, они – к нашим. Это все работало в таком виде почти два десятилетия, и любое изменение противоречит межправительственному соглашению.

– Космос в предыдущем правительстве курировал Дмитрий Рогозин. Теперь он назначен гендиректором "Роскосмоса", тема ему станет ближе. Он сможет ускорить процесс?

– Действительно, наши интересы в правительстве представляет "Роскосмос". Мы же частная компания и не имеем права вносить проекты распоряжений правительства. Остается только продолжать надеяться, что наши партнеры в "Роскосмосе "выполнят свои обязательства, данные перед продажей комплекса.

– Чтобы осуществить первый пуск с "Морского старта", как планируется – в декабре 2019 г., когда вам нужно получить первый "Зенит"?

– До конца этого года. В отведенные сроки мы пока укладываемся. Когда мы еще весной прошлого года получили добро от Украины, сразу же заключили контракт с украинским "Южмашем" на 12 комплектов ступеней ракеты-носителя "Зенит". Профинансировали их производство уже на $24 млн. На заводе находятся три практически готовых комплекта "Зенита", они лежат без российских двигателей и систем управления.

Конкурировать с Илоном Маском

– Во сколько обойдется подготовка комплекса к пускам?

– Восстановление комплекса и вывод его из консервации – это примерно $30 млн. Но мы ждем, когда решится вопрос с ракетой-носителем. Какой смысл еще тратить деньги? На сегодняшний день мы уже инвестировали порядка $160 млн в покупку "Морского старта" и производство ракет.

– Какие работы необходимо провести для восстановления комплекса?

– Командное судно и платформа находятся в частичной консервации с 2014 г., частично обесточены. Судну необходим капитальный ремонт в сухом доке. Надо произвести годовое техническое обслуживание по технологическому оборудованию, выявить замечания, устранить их. На это требуется как раз полтора года.

– Сколько в S7 Space сейчас сотрудников?

– Всего около 130, если считать вместе с американским подразделением. В США у нас 38 человек – это американцы, которые и раньше работали в проекте "Морской старт", многие из них – по 8–10 лет.

– Как вырастет штат, когда будет готовиться пуск?

– На морском комплексе может одновременно трудиться до 270 человек. Это определяется технологией и количеством кают на двух судах. Во время пусковой кампании люди там живут неделями. С точки зрения персонала, командное судно – это обычный теплоход, но в то же время это и монтажно-испытательный корпус. Внутри его происходит окончательная досборка и проверки ракеты: стыковка ступеней, пристыковка разгонного блока, обтекателя и самой полезной нагрузки, необходимые испытания. Кроме этого с командного судна осуществляется управление предстартовой подготовкой и пуском. Работы проводит международная команда: привлекаться будут специалисты российских РКК "Энергия" и ЦЭНКИ (Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры, управляет космодромами Байконур и Восточный, входит в "Роскосмос". – "Ведомости"), украинских "Южмаша" и КБ "Южное", американской корпорации Boeing.

– Во сколько обойдется заказчику выведение его космического аппарата с "Морского старта"?

– От $62 млн до $72 млн.

– А сколько стоят услуги SpaceX Илона Маска?

– Для коммерческих заказчиков столько же. Государственным американским заказчикам пуски SpaceX обходятся дороже – более $90 млн.

– Чтобы отбивать клиентов у такой успешной и глобально распиаренной компании разве не надо предлагать цену ниже?

– Это вопрос конъюнктуры цен на рынке и, что важнее, возможности обеспечить пуск в приемлемые сроки, а не ждать запуска годами, как у Маска (из-за длинной очереди клиентов. – "Ведомости"). Технические возможности "Морского старта" ограничены проведением шести пусков в год. Мы планируем проводить по четыре. По нашим расчетам, этого достаточно, чтобы вывести комплекс на самоокупаемость. Но пока мы не можем всерьез вести переговоры с потенциальными заказчиками. Кто к тебе пойдет, если у тебя ракет нет? И это главная проблема проекта "Морской старт". Рынок очень узкий: все друг друга знают; знают, как у кого дела. Сам "Морской старт", его технические характеристики и энергетические возможности потенциальным заказчикам известны.

– То есть вы все-таки будете конкурировать со SpaceX. Не зря же Филева называют "русским Маском".

– У SpaceX в манифесте 60 пусков. У нас пока ни одного и все еще нет ракет. Как мы можем конкурировать?

– Но в перспективе.

– Еще раз отмечу, что у "Морского старта" ограничение технических возможностей – шесть пусков в год. Сложная логистика: от базового порта до точки пуска на экваторе в районе острова Рождества – 5200 миль, как от Москвы до Владивостока. Наше судно идет туда из Лос-Анджелеса 11 суток, пусковая платформа – 15. Хотя можно напрячься и сделать семь пусков в год.

Но решение по увеличению количества запусков есть. Для этого у нас должен появиться "Наземный старт" (проект по проведению пусков "Зенита" с космодрома Байконур. – "Ведомости"), тогда ситуация поменяется кардинально. Получится, что ракета одна, а рыночные сегменты у нее разные. Например, "Зенит" с Байконура может вывести на основную коммерческую – геопереходную – орбиту 3,8 т, а с "Морского старта" за счет оптимального положения точки старта на экваторе – до 6,2 т. Плюс возможности выводить на низкие (до 16 т) и средние орбиты с широким набором наклонений орбит. Какой выбор для заказчика! В этом случае уже можно будет говорить о какой-то конкуренции с ведущими участниками рынка пусковых услуг.

Первый частник в космосе

– "С7 космические транспортные системы" (S7 Space) в 2016 г. получила лицензию "Роскосмоса" на космическую деятельность, а в декабре 2017 г. вы успешно вывели с Байконура на орбиту ангольский спутник Аngosat. Как создавалась первая в России частная космическая компания? Вы как гендиректор были ее первым сотрудником, как и откуда набирали команду?

– Лично я нанял своих непосредственных подчиненных, заместителей и начальника космодрома – всего меньше 10 человек. Людей, которых я лично знаю и в чьих профессиональных качествах уверен. Это известные в отрасли специалисты. Кто-то раньше работал на Байконуре, кто-то занимался комплексом "Морской старт". А уже нанятые мной люди формировали свои подразделения.

Сергея Соловьева, моего первого заместителя, я знаю с 1984 г., когда мы с ним жили в одном подъезде на Байконуре. Я же сам из космической отрасли, принимал непосредственное участие в пуске ракеты "Энергия" с кораблем "Буран". Соловьев, например, набирал людей c предприятий "Роскосмоса", на которых раньше работал. На верхний уровень мы берем людей с опытом, им 60–65 лет, а на начальный – молодых, выпускников. И эта молодежь через 3–5 лет будет выходить в руководители, по мере того как наше поколение будет уходить на пенсию, на более спокойную работу.

– Люди охотно идут в S7 Space? Для России это все-таки экзотический проект.

– У нас большой конкурс, очень много желающих к нам попасть. Ведь это возможность поучаствовать в таком уникальном проекте, работать в США и по всему миру. Для сравнения возьмем Байконур. Вы были на Байконуре? Надо побывать раз, чтобы все вопросы отпали. Я там прожил 15 лет – степь, зимой холод, летом невыносимая жара, нет никакой зелени. Молодежь вы туда не заманите. Это две большие разницы – работать на Байконуре или на "Морском старте" в Лос-Анджелесе. И конечно, мы более гибкие в вопросах зарплат. Мы частная компания и понимаем, что нам нужны лучшие специалисты, которым надо платить соответственно.

– Вы известный в космической отрасли человек. Можете рассказать, как познакомились с Филевым, не на секретной ракетной базе?

– Мы знакомы лет 25, моя лизинговая компания поставляла самолеты его авиакомпании "Сибирь". Приняв решение по проекту "Морской старт", Владислав Феликсович предложил мне его возглавить.

– Кто был инициатором продажи "Морского старта" группе S7?

– РКК "Энергия" долго искала инвестора, для них проект был убыточным. И как госпредприятие, "Энергия" была не в состоянии его реанимировать: после 2014 г. она практически не могла напрямую взаимодействовать с Украиной. Оставалось одно – продавать. Они искали покупателей, рассматривали разные варианты, в том числе и с российским инвестором. Было сделано предложение Филеву. Он решил, что ему это интересно.

– Вы планируете дальнейшие наземные пуски с Байконура?

– Да, мы предложили Казахстану провести 2–4 пуска с 45-й площадки на Байконуре, с которой в декабре 2017 г. выводили Angosat. Это зенитовский комплекс, построенный в 1980-х. Сегодня он возвращается Казахстану из-под российской аренды. Если мы до конца лета решим вопрос с российскими комплектующими, то две ракеты "Зенит" у нас будут готовы в январе 2019 г. Наземные пуски позволили бы нашей компании осуществлять коммерческую деятельность параллельно с восстановлением работоспособности "Морского старта".

– Казахстан согласился?

– Сейчас идут консультации. У Казахстана проблемы с формированием собственных пусковых расчетов – команд специалистов, участвующих в подготовке и проведении пусков. Мы предлагаем им создавать совместные расчеты, тогда их сотрудники могли бы работать и на "Морском старте".

– Вы несколько лет руководили космической отраслью Казахстана. Тот опыт применим сейчас?

– Ну, это громко сказано. Скажем так, в 1990-х я активно участвовал в создании "Казахстанского космоса". Любой опыт применим, ничего бесследно не исчезает. Но это другое время, возраст, совсем другие задачи.

Многоразовая ракета

– Ваша недавняя критика разрабатываемой "Энергией" ракеты среднего класса "Союз-5" – что это просто "потолстевший и потяжелевший "Зенит" – вызвала большой шум. "Союз-5" должен в будущем заменить "Зениты" на "Морском старте". Если в итоге этот носитель вас не устроит?

– Нам не нужно повторение "Зенита", который был создан 40 лет назад. Неважно, плохой он или хороший. Просто повторение пройденного – это дорога в обратную сторону, даже не топтание на месте. Мы хотели бы иметь перспективное современное средство выведения, которое базируется на понятных бизнесу принципах. А они выглядят следующим образом: полностью многоразовая транспортная космическая система (на первом этапе – частично многоразовая). Некоторые считают, что дешевая ракета будет эффективной и в одноразовом варианте – ничего подобного. Одноразовый носитель – как одноразовый самолет. Маск продемонстрировал всем новый подход к ракетостроению: многоразовость. Эффективная ракета будущего должна быть обслуживаемая, иметь ресурс элементов на 50–100 пусков.

– Ничего себе! Разве проект "Союза-5" еще можно сделать многоразовым?

– Для обсуждения такой возможности мы с РКК "Энергия" создали рабочую группу, на заседаниях которой сейчас определяем возможный облик ракеты нового поколения, которую мы будем использовать вместо "Зенита" через 5–6 лет. Нам нужен современный носитель, мы не можем себе позволить инвестировать средства в проект вчерашнего дня. Он также должен быть привлекательным в экономическом плане!

РКК "Энергия" выполняет сформулированный государством заказ: ее "Союз-5" должен выводить на орбиту перспективный космический корабль "Федерация", а блок первой ступени – стать стартовым ускорителем перспективной сверхтяжелой ракеты. Поэтому вопросы ценовой эффективности РКК "Энергия" при проектировании "Союза-5" просто не волновали. А нас волнуют. Очень.

На сегодняшний день с учетом нашей позиции требования уточнены. Мы долго обсуждали их с гендиректором РКК "Энергия" Владимиром Солнцевым и решили, что в рамках проекта "Союз-5" определяются два направления, которые совмещают оба подхода – государственный и коммерческий. Первое направление – это ракета-носитель для государственных интересов. Второе мы условно назвали "Союз-5SL" (Sea Launch): оно предполагает, в первую очередь, создание многоразовой первой ступени, уменьшение массы, использование других двигателей. Все изменения направлены на снижение себестоимости и увеличение конкурентных преимуществ.

У Маска 30-тонная первая ступень Falcon 9 возвращается за счет многократного (до пяти раз) включения двигателей и садится на реактивной струе центрального двигателя из девяти имеющихся. У "Союза-5" на первой ступени предполагается использование четырехкамерного двигателя РД-171 общей тягой (у земли) более 740 т – посадить на нем ступень масковским способом невозможно никак! Двигатель должен быть другой: "простой" – не энергонапряженный и потому относительно дешевый и позволяющий многократный запуск. Получается, что для этого у S7 Space должен быть свой двигатель.

– Откуда вы возьмете свой двигатель?

– Мы хотели бы купить у государства известные во всем мире двигатели НК-33 и НК-43, произведенные ранее самарским заводом "Кузнецов", а также документацию, оснастку, технический задел. Вообще все, что сохранилось по этой теме от советской программы. Мы намерены восстановить производство, построить свой завод ракетных двигателей в Самаре. Сейчас НК-33 используются на ракете "Союз-2.1в". Естественно, двигатели подвергнутся модернизации, ведь они созданы лет 40–50 назад. Плюс нам нужна многоразовость двигателя, в том числе, возможно, и многократное его включение в одном полете.

– Во сколько обойдется завод ракетных двигателей?

– Мы оцениваем проект приблизительно в $300 млн. Сюда входит производство не только НК-33 и НК-43, но также системы управления, которую мы тоже хотели бы делать самостоятельно.

– Сколько времени надо на создание такого предприятия?

– 5–6 лет.

– То есть к моменту появления "Союза-5" своего двигателя у вас еще не будет (первый тестовый запуск запланирован на 2022 г.)?

– Сейчас имеется примерно 36 готовых двигателей НК-33 и НК-43. Это позволяет нам начинать программу летных испытаний новой ракеты "Союз-5SL", не дожидаясь запуска серийного производства модернизированных НК-33 и НК-43. Мы гибче и быстрее принимаем решения. И нам все обойдется в разы дешевле, чем если бы проектом занималась государственная компания.

– Эти инвестиции надо будет сделать еще до получения выручки "Морским стартом". Каков источник средств?

– Источник финансирования мы не разглашаем. У нас есть бюджет этого проекта, который нас вполне удовлетворяет. Но, конечно же, прежде чем разворачивать всю эту программу, нам надо в первую очередь восстановить запуски с "Морского старта".

– Как правительство смотрит на проект вашего завода?

– Наше предложение обсуждается в правительстве. Также ведем переговоры с Объединенной двигателестроительной корпорацией (ОДК, входит в "Ростех", владеет заводом "Кузнецов". – "Ведомости").

– Вы говорили, что себестоимость ракеты-носителя по важности точно такая же характеристика, как энергетические возможности. И что "Союз-5" выходит слишком дорогим. Получится у РКК "Энергия" снизить цену?

– "Роскосмос" ранее официально заявил, что стоимость "Союза-5" снижена с $55 млн до $35 млн. Они пошли нам навстречу, предложили изложить наши требования, как я говорил, мы создали совместную рабочую группу с РКК "Энергия".

– Можно так просто почти вдвое снизить цену ракеты? Не значит ли это, что первая цена была грабительски завышена?

– Это пока декларации, конечно. Мне сложно сказать, на чем основаны эти расчеты, но положительно и важно уже только то, что "Роскосмос" пошел нам навстречу и объявил о снижении цены.

– В 2017 г. Филев на конференции "Роскосмоса" говорил о готовности заказать 50 ракет с опционом еще на 35. Это уже речь о "Союзах-5"?

– Речь тогда шла о носителе, который нас бы устраивал. Тогда с нами еще никто и не обсуждал, что нам надо.

В авиации для производства нового самолета нужен стартовый заказчик, он заключает твердый контракт, оплачивает 10% стоимости, а производитель начинает серийное производство. Мы хотели пойти таким же путем – заказать партию российских ракет, т. е. де-факто стать заказчиком для "Роскосмоса". Но пока не можем договориться.

– На какой период вам столько ракет необходимо?

– На срок службы "Морского старта". У пусковой платформы оставшийся ресурс эксплуатации составляет 24 года. В реальности она прослужит 15–20 лет. В этот период надо будет кратковременно приостановить эксплуатацию комплекса, чтобы провести капитальный ремонт платформы. Для этого придется идти через весь Тихий океан в Гонконг, только там есть сухой док подходящих размеров.

– В чем, кстати, будет преимущество "Союза-5" над "Зенитом"?

– Главное – в стоимости пуска за счет кратного снижения себестоимости и в многоразовости. Наши ориентиры существенно ниже, чем сейчас у "Зенита" и чем у SpaceX.

– Многоразовость – это ваш апгрейд. А по первоначальному проекту?

– У меня нет проектных документов, но планируется, что с Байконура на низкую орбиту "Союз-5" сможет выводить 17 т полезной нагрузки против 15 т у "Зенита". Эти энергетические возможности нужны, чтобы вывести на околоземную орбиту разрабатываемый РКК "Энергия" пилотируемый корабль "Федерация".

– Эта ракета под один проект?

– Это ее центральная задача. Но что дальше делать? В свое время была создана советская ракета-носитель "Энергия", ее энергетические возможности позволяли запустить 100 т на низкую (незамкнутую) орбиту! Она выводила космический корабль "Буран". Можно поаплодировать этому достижению нашей страны. Но способны ли мы всей страной, нет, даже всем миром создавать нагрузки под такие задачи, для которых надо было бы регулярно, несколько раз в год, выводить на орбиту по 100 т? Вот и в ситуации с "Союзом-5" надо еще найти ему применение, кроме запусков "Федерации".

МКС и дальний космос

– В презентации Филева на конференции "Роскосмоса" говорилось, что S7 Space хочет арендовать российский сегмент МКС и создать на нем орбитальный космодром. Расскажите об этой идее.

– Она вполне логичная, если ты думаешь и планируешь бизнес на десятки лет вперед. Если у тебя есть дорогостоящая транспортная система – космодром и ракета-носитель, тебе нужно обеспечить ее заказами. Либо надо каждый день искать разовые коммерческие нагрузки. Либо входить в большие государственные программы, что непросто даже в собственной стране. Либо самому создавать большой поток грузов в космос. Именно так планирует действовать Маск, загружая свою ракету Falcon 9 развертыванием и поддержанием создаваемой им же спутниковой системы "космического интернета" Starlink, которая в максимальных планах должна насчитывать более 10 000 аппаратов! Тем самым он сам создает грузопоток для своего носителя: если выводить по 10 спутников за раз, это более 1000 запусков. Тут и многоразовость становится не прихотью или игрой ума, а необходимостью.

Мы хотим пойти похожим путем, но формируя под себя поток грузов в дальний космос. Для этого нам помимо многоразовой ракеты (транспортного средства "Земля – ближний космос") потребуется вторая часть транспортной системы: многоразовый транспортный (грузовой) корабль. Будет ли это грузовой вариант корабля "Федерация" или аналогичный корабль от Boeing, не имеет сейчас значения. Главное, что в итоге мы получим многоразовые ракету-носитель и грузовой корабль снабжения.

Что дальше? В 2024 г., согласно существующим договоренностям, МКС прекратит существование как межгосударственный проект. Без финансирования у МКС один путь – быть затопленной. Но чтобы даже повторить подобный многофункциональный технически сложный объект на орбите массой 480 т, нужно $100–150 млрд и 10 лет напряженной работы большого числа предприятий. Сегодня МКС – достояние всего человечества, это новое чудо света, если хотите. Американцы со своим сегментом пусть делают, что хотят, а российский мы бы хотели отсоединить и использовать самостоятельно в качестве орбитального космодрома, который будет снабжать и ремонтировать отправляющиеся в дальний космос корабли. А доставлять к нему грузы мы могли бы своими многоразовыми ракетами и кораблями.

Если взять международный договор о создании МКС, то, в принципе, все функции, которые мы декларируем для орбитального космодрома, там указаны. Изначально МКС была для этого и предназначена, только с уклоном в науку, эксперименты и меньшим количеством утилитарных коммерческих функций.

Взять хотя бы планы создания космической станции на окололунной орбите и базы на Луне. Как их строить, как снабжать? Грузопоток будет колоссальным. Сколько груза дойдет до Луны, если стартовать, как сейчас, с Земли? С "Союзом-5SL", наверное, 800–900 кг из 16 т, которые можно вывести на низкую околоземную орбиту при стоимости запуска от $40 млн. Вот это эффективность! Представляете, какие затраты будут на транспортировку грузов, чтобы обеспечить создание и эксплуатацию с экипажем окололунной станции и лунной базы?! Но эта же задача выглядит совсем иначе, если с низкой околоземной орбиты эти 16 т груза можно подхватить и целиком отвезти к Луне с помощью многоразовых транспортных буксиров.

– С РКК "Энергия" хотя бы рамочное соглашение о таком проекте подписали?

– Пока это преждевременно. Мы обозначили нашу концепцию развития правительству и "Роскосмосу". В ней четыре этапа. Восстановление пусковой деятельности "Морского старта", продолжение эксплуатации "Наземного старта", создание собственной многоразовой космической транспортной системы для ближнего космоса, строительство орбитального космодрома с орбитальными буксирами как ключевых элементов перспективной транспортной системы дальнего космоса. Это стратегия минимум на 20 лет. В космосе иначе нельзя.

Но чтобы эти грандиозные планы сбылись, сначала надо успешно реализовать первый этап – восстановить работоспособность "Морского старта". И тут нам нужна поддержка российского правительства, о которой я говорил ранее.

– Многоразовые космические буксиры с ядерной энергетической установкой – это будущее, таких технологий еще не существует?

– Надо понимать, что освоение (не посещение, а именно освоение) даже Луны, не то что планет или астероидов, невозможно проводить на химических двигателях, на которых сейчас летают все ракеты, которые есть у человечества. Они мощные, относительно безопасные, но крайне неэффективные, посему с их помощью можно выводить большие грузы с Земли на низкие орбиты, а дальше нужно использовать уже совершенно другие технологии.

Мы уверены, в борьбе за дальний космос победит не тот, у кого больше денег, а тот, кто будет иметь на орбите относительно компактную мощную (мегаватты и более) и с длительным сроком работы (годы) энергетическую установку. Сегодня это только ядерная энергия. Эта энергия уже используется для работы электрических ракетных двигателей, имеющих массовую эффективность на порядок большую, чем двигатели на химической энергии, и способных работать непрерывно неделями и месяцами – была бы энергия. Они могут работать неделями, месяцами и каждую секунду давать небольшой прирост скорости. Только такая транспортная система открывает дорогу к освоению дальнего космоса.

– У вас далеко идущие, амбициозные и масштабные планы, так же визионерски о космосе говорит Маск. Бюрократические задержки уже на первом этапе не расхолаживают Филева как инвестора?

– Наша стратегия: многоразовая ракета, орбитальный космодром, ядерные буксиры для прорыва в дальний космос – все это очень красивые и с позиций бизнеса, и с позиций новых технологий проекты. Он ими увлечен. Как-то Владислав Феликсович сказал, что деньги пахнут и ему не все равно, каким образом их зарабатывать.

Александр Воробьев / Ведомости

Источник:
https://www.vedomosti.ru/business/characters/2018/06/18/773120-mnogorazovaya-raketa

***

29.06.2018

Роскосмос потерял 845 миллионов из-за банкротства "дочки" УГМК

МОСКВА, 29 июня, ФедералПресс. "Международные космические услуги" будут ликвидированы.

Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры (предприятие Роскосмоса) не успел обжаловать решение о ликвидации компании "Международные космические услуги", основным владельцем которой является УГМК. Об этом сообщается в картотеке "Электронное правосудие".

"Международные космические услуги" были созданы для реализации проекта "Наземный старт" на космодроме "Байконур". В его рамках оттуда запускались спутники при помощи украинских ракет-носителей. "УГМК инвестировала средства в доработку ракеты-носителя "Зенит", а также в доработку пусковой установки и наземной инфраструктуры космического ракетного комплекса "Зенит", – сообщала ранее пресс-служба УГМК.

Сейчас УГМК владеет 50 % "Международных космических услуг", по 20 % принадлежит самому ЦЭНКИ и фонду госимущества Украины. Еще 10 % до 2016 года владела РКК "Энергия".

В 2013 году ЦЭНКИ по заказу "Международных космических услуг" запустил в космос израильский спутник AMOS-4. За это ЦЭНКИ должен был получить более двух миллиардов рублей, но ему заплатили гораздо меньше.

В 2016 году ЦЭНКИ выиграл дело, отсудив у МКУ 845 миллионов. Сразу после этого в компании начался процесс банкротства. Как сообщается в едином реестре сведений о банкротстве, в октябре 2016 года балансовая стоимость имущества составляла 284 млн рублей, а в январе 2017 – уже 26 миллионов. При продаже с торгов удалось выручить всего 630 тысяч.

В апреле арбитражный суд Москвы принял решение завершить конкурсное производство и ликвидировать компанию. ЦЭНКИ подал апелляцию, но суд оставил ее без движения, так как не было доказательств уведомления ответчика о подаче жалобы. Переподать жалобу в установленный срок ЦЭНКИ не успел.

Начальник отдела судебной защиты ЦЭНКИ Степан Ножнов отказался комментировать ситуацию корреспонденту "ФедералПресс". "Все необходимые материалы есть в открытых источниках, более подробная информация является коммерческой тайной", – заявил он.

"ФедералПресс" напоминает, что новый гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин пообещал изгнать из корпорации "бездельников и интриганов", а также отказаться от убыточных проектов.

Редакция "ФедералПресс" / Александр Черноконь

Источник:
http://fedpress.ru/news/66/economy/2081042

***

03.07.2018

Полетали и хватит

"Роскосмос" отдаст все за самую бесполезную ракету России

Прошло больше месяца с тех пор, как бывший вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин занял должность генерального директора "Роскосмоса". За это время чиновник успел сделать ряд заявлений и кадровых назначений, которые недвусмысленно очерчивают будущее, готовящееся для российской космической отрасли. "Лента.ру" рассказывает о новых планах госкорпорации.

"Эксперименты с автономностью"

"Когда появится администрация российского сегмента МКС, тогда будет проще определять приоритетность научных экспериментов, но в целом мы откажемся от всех экспериментов, которые разрабатывались по десять лет и давно уже потеряли всякую актуальность. Основные эксперименты будут связаны с автономностью работы российского сегмента МКС, с его большей независимостью от подпитки с Земли", - заявил Рогозин, добавив, что в случае успеха эксперимента "это будет залогом того, что МКС действительно выступит в качестве неотъемлемой ступеньки для перехода к операциям в дальнем космосе".

Поскольку в заявлении нового главы госкорпорации не было конкретики, российские эксперты в области космической политики интерпретировали сказанное по-разному. Иван Моисеев полагает, что слова Рогозина следует понимать как "просто линию на экономию", а вслед за сокращением российского экипажа МКС (с трех до двух) может последовать сокращение запусков грузовиков "Прогресс". Павел Лузин предположил, что, "говоря об автономности работы российского сегмента МКС", Рогозин имел в виду обеспечение независимости российского сегмента станции от американского, которое будет "как есть" - то есть без запуска дополнительных модулей.

Фактически заявление Рогозина напоминает очередную неудачную попытку оправдаться за стремительно теряемую российскую пилотируемую космонавтику, а разговоры об отсутствии у России денег на МКС после того, как НАСА прекратило покупать у "Роскосмоса" места на "Союзах", по всей видимости, начинают переходить в практическую плоскость. Связано это с тем, что США уже в конце 2018-го - начале 2019-го проведут первые запуски собственных пилотируемых кораблей SpaceX Crew Dragon и Boeing Starliner. Даже если сроки запусков Crew Dragon и Starliner и сдвинутся, то незначительно, всего на несколько месяцев. Корабли практически готовы, а переносы запусков связаны с высокими требованиями НАСА, согласно которым Crew Dragon и Starliner должны быть в три раза безопаснее Space Shuttle.

С 2011 года, после закрытия программы Space Shuttle, людей на МКС доставляли исключительно "Союзы". В период с 2011-го по 2018-й стоимость кресла для астронавтов на российских кораблях выросла с 22 до 81 миллиона долларов. В условиях отсутствия американского финансирования "Роскосмос" должен полагаться исключительно на бюджетное финансирование пилотируемой космонавтики, которого надолго не хватит, искать новых партнеров либо объяснять россиянам, почему полеты роботов и "светлое будущее завтра" якобы важнее российских космонавтов на орбите сегодня.

В текущей ситуации госкорпорация лихорадочно ищет тех, кто стал бы вместо американцев покупать места на "Союзах". Желающие есть, но их немного. В июне 2018-го между "Роскосмосом" и Космическим центром Мохаммеда бин Рашида подписано предварительное соглашение о подготовке астронавта ОАЭ и его дублера для полета на МКС в апреле 2019-го. Абу-Даби планирует к концу 2018-го сформировать отряд из четырех основных и двух запасных астронавтов, подготовкой которых займутся россияне. Вслед за ОАЭ место на "Союзе" планирует купить гражданин Бахрейна. Соответствующие переговоры проведены еще в марте 2018-го. Не исключено, что полет пройдет в рамках космического туризма.

"Новые замечания"

Отправка в космос арабских астронавтов отлично вписывается в ситуацию с "Наукой", которой в "Роскосмосе" нет в прямом и переносном смыслах. Еще в 2016-м в госкорпорации предупредили о сокращении числа космонавтов на МКС с трех до двух, пока не будет запущен многофункциональный лабораторный модуль "Наука". По этой причине с весны 2017-го третьим на "Союзах" вместо космонавта летает 70-килограммовый грузовой контейнер.

В перспективе после прекращения работы МКС блок должен стать основой российской национальной орбитальной станции. В реальности пуск "Науки", строящейся с 1995-го, откладывается с 2007-го. Причина очевидна - ни один чиновник от космической отрасли не хочет брать на себя ответственность за лабораторный модуль, безопасность которого для использования в составе МКС вызывает слишком много вопросов.

Оказание транспортных услуг арабским партнерам и "эксперименты по автономности МКС" позволят "Роскосмосу" оттянуть время. Уже сейчас риторика Рогозина в отношении США кардинально поменялась, а чиновники "Роскосмоса" и НАСА общаются друг с другом подчеркнуто любезно. В настоящее время это выгодно обеим сторонам, однако уже через год перевес будет на американской стороне.

По словам нового руководителя пресс-службы "Роскосмоса" Владимира Устименко, касательно "Науки" в настоящее время ведутся регламентные работы, решение о завершении которых должен принять Совет главных конструкторов, возглавляемый генеральным конструктором по пилотируемым комплексам госкорпорации Евгением Микриным. "Планируется, что это произойдет в ноябре этого года, если в ходе работы не будет выявлено новых замечаний", - сказал Устименко. Стоит отметить, что в случае возникновения неисправностей с уже запущенной "Наукой" виноватыми окажутся именно те, кто подписал решение о ее готовности к старту.

"На элементах сверхтяжелой ракеты"

Большие сомнения вызывают перспективы российских космических ракет и кораблей. Рогозин, поддерживая сворачивание производства тяжелых носителей "Протон-М" на московской площадке "Центра Хруничева" и окончательную локализацию сборки носителей семейства "Ангара" на "Полете" (омском филиале "Центра Хруничева"), анонсировал планы по серийному выпуску не только легкой и тяжелой версий "Ангары", но и средней. Еще раньше глава госкорпорации заявил, что пилотируемый полет космонавтов к Луне до создания нового космического аппарата возможен на модернизированной версии корабля "Союз", а исполнительный директор по пилотируемым космическим программам "Роскосмоса" Сергей Крикалев сказал, что разрабатываемая пилотируемая версия "Федерации" будет запускаться "либо на ракете "Ангара", либо на элементах сверхтяжелой ракеты".

Реализация подобных решений (если до этого вообще дойдет) не только потребует многомиллиардных бюджетных вливаний, но и отбросит российскую космическую отрасль на несколько лет назад. "Ангара-А3", которая, в отличие от "Ангары-1.2" и "Ангары-А5", ни разу не запускалась, будет напрямую конкурировать не только с "Союзом-5", но и с действующими носителями среднего класса "Союз", а экономия бюджетных средств была одним из мотивов отказа от запуска "Федерации" на "Ангаре-А5" в пользу "Союза-5". Для справки: в настоящее время стоимость пуска "Ангары-А5" оценивается в 100 миллионов долларов, тогда как старт "Союза-5" - всего лишь в 30 миллионов.

"Как автомат Калашникова"

Не удивляет и то, что Крикалев называет практически спроектированный "Союз-5", который должен был стать основой мощнейшего российского носителя, "элементами сверхтяжелой ракеты". Тогда же, на конференции "Роскосмоса", Рогозин анонсировал планы по пересмотру проекта "Союз-5". "Мы сейчас смотрим иные технические решения. Двигатели на новом топливе, например, на метане", - заявил Рогозин. По его словам, в госкорпорации "должны создать ракету-носитель иного качества, простую, как автомат Калашникова".

Современная Россия не имеет ракетного двигателя, который бы в качестве компонента топлива использовал водород или метан. Создание таких силовых агрегатов требует больших денежных вливаний, времени и высококвалифицированных инженерных кадров. Понятно, что заявление Рогозина и тон, в котором Крикалев говорит о "Союзе-5", не оставляют этой ракете никакого будущего.

В связи с этим еще более невнятны перспективы космодрома "Морской старт", принадлежащего российской компании "С7 космические транспортные системы". Первое время с плавучей площадки должны запускаться российско-украинские носители "Зенит-3SL", после чего планировался переход на специальную версию российских "Союз-5". Однако Рогозин заявил, что новая версия "Союз-5" не будет подходить к проекту "Морской старт". Все выглядит так, что "Роскосмос" после продажи "Морского старта" предпочел игнорировать интересы его покупателей. Это более чем наглядно характеризует возможности развития частной космонавтики в стране и роль в этом госкорпорации.

"Решения по концентрации"

Говоря о переносе производства с московской площадки "Центра Хруничева" в Омск и прекращении выпуска тяжелых ракет "Протон" в пользу "Ангары", Рогозин высказал еще одну любопытную мысль. "Исходя из этих моментов будут приняты решения по концентрации конструкторского и инженерного персонала для организации производства. Кстати, мы планируем создать для КБ "Салют" достойные условия труда и начали проработку идеи строительства в Москве инженерного центра "Роскосмоса"", - сказал чиновник.

Фактически это означает, что завтрашним выпускникам школ "из регионов" не имеет смысла поступать в местные вузы аэрокосмического профиля, а нужно сразу уезжать в столицу. На местах приоритеты уже давно обозначены: в 2017-м прекращено проектирование "Гагарин-центра", в значительной степени использующего базу Самарского университета имени Сергея Королева (бывшего Самарского аэрокосмического университета), а аэрокосмический факультет Омского государственного технического университета еще в 2008-м преобразован в факультет транспорта, нефти и газа.

Если до сих пор на отдельных предприятиях "Роскосмоса", в соответствии с советской традицией, существовали хоть как-то работающие собственные конструкторские бюро и даже уникальные и самостоятельные научные школы, то скоро необходимость в них отпадет.

Ситуация выглядит таким образом, что в Москве будет организован некий единый конструкторский центр, который должен будет претворять в жизнь идеи команды Рогозина, а предприятия с дешевой рабочей силой "из регионов" будут призваны воплощать их в металл. Удивляться такой централизации не стоит: в планы "Роскосмоса" входит получение полного контроля над ведущими российскими космическими предприятиями. В такой ситуации перспективы трех ведущих российских космических предприятий - РКК "Энергия", РКЦ "Прогресс" и "Центр Хруничева" - сильно отличаются.

"Мы не трогали тогда тот куст"

Наибольшие денежные вливания, если исходить из решений, анонсированных Рогозиным и его командой, получит самое убыточное предприятие "Роскосмоса" - "Центр Хруничева", отвечающий за производство ракет "Ангара". В настоящее время долговая нагрузка предприятия оценивается в 100 миллиардов рублей. Сумма, сравнимая с годовым бюджетом госкорпорации, продолжает расти, а вливания в "Центр Хруничева" негативно сказываются на небольшом числе прибыльных предприятий "Роскосмоса". Фактически нынешнее руководство "Роскосмоса" получило полный контроль над "Центром Хруничева". Немного иначе складывается ситуация с РКЦ "Прогресс" и РКК "Энергия".

РКЦ "Прогресс" потерял руководителя еще в феврале 2018-го. Причиной этого стало заведенное в Самаре уголовное дело, связанное с нарушениями при заключении контрактов и формально не имеющее отношения к инициативам "Роскосмоса". Рогозин, возглавив госкорпорацию, руководителем самарского "Прогресса" назначил директора программы "Союз в ГКЦ" Дмитрия Баранова. Новый глава предприятия, как и его предшественник Александр Кирилин, закончили Самарский университет, вся их трудовая деятельность была неразрывно связана с "Прогрессом".

Решение Рогозина назначить главой "Прогресса" не московского чиновника, а местного инженера достаточно легко объяснить значением самарского предприятия для Минобороны России и, как следствие, ограниченным влиянием руководства "Роскосмоса" на самарское предприятие. Уже на следующий день, когда Рогозин объявил о назначении Баранова на новую должность, министр обороны РФ Сергей Шойгу на селекторном совещании заявил, что "Прогресс" в интересах военных собирает четыре спутника, и обсудил контроль за тем, как предприятие выполняет взятые на себя обязательства.

Стоит отметить, что РКЦ "Прогресс", выпускающий легкие и средние ракеты "Союз", считается единственным российским космическим предприятием, которое не затронули реформы отрасли последних лет. "Мы не трогали тогда тот куст, который связан с пилотируемой космонавтикой, это периметр кооперации самарского центра", - говорил еще в мае 2016-го вице-премьер Дмитрий Рогозин, комментируя перенос первого пуска с "Восточного", случившийся по вине научно-производственного объединения "Автоматика". Тогда и до февраля 2018-го "Прогресс" возглавлял Кирилин. "Здесь крайне важно не махать дубиной и не убирать тех людей, пусть даже возрастных, которые являются носителями определенной школы", - считает Рогозин. До этого у "Энергии", "Российских космических систем" и "Центра Хруничева", по инициативе коллегии ранее возглавляемой им Военно-промышленной комиссии, уже было обновлено руководство.

Рогозин всячески дистанцируется от РКЦ "Прогресс", на который имеет ограниченное влияние, однако самарскому предприятию новые инициативы руководства госкорпорации все равно ничего хорошего не обещают. Именно "Прогресс" должен был производить "Союз-5". Фактическая заморозка проекта лишает самарское предприятие всяческих инноваций. Очевидное предпочтение, которое "Роскосмос" отдает находящемуся в катастрофическом положении "Центру Хруничева", можно объяснить несколькими причинами, среди которых технологическое развитие отрасли - явно не главная.

В 2012 году высказывались планы по вхождению "Центра Хруничева" и "Прогресса" в "Российскую ракетно-космическую корпорацию". Тогда же самарское предприятие обеспокоилось возможностью поглощения московским конкурентом. В 2013-м Кирилин заявил, что объединение если и состоится, то не в форме слияния. К чему бы привело такое объединение ракетостроительных предприятий вчера, наглядно видно на примере "Центра Хруничева" сегодня.

"Станцию на Луне мы планируем создать уже к 2015 году"

Отдельное внимание стоит обратить на команду, которая под руководством Рогозина приступила к управлению "Роскосмосом". Особо здесь выделяется фигура Николая Севастьянова, который занял должность исполняющего обязанности первого заместителя генерального директора госкорпорации. Севастьянов, будучи в 2005-2007 годах президентом РКК "Энергия", не нашел общего языка с советом директоров корпорации и Федеральным космическим агентством. Формальная причина разногласий заключалась в различном видении будущего российской космической отрасли: Севастьянов поддерживал проект нового многоразового пилотируемого космического корабля "Клипер", тогда как акционеры и агентство выступали за дальнейшую модернизацию "Союза". Тогда же Севастьянов успел пообещать россиянам пилотируемый полет к Луне (к 2010-му) и кое-что еще.

"Постоянную станцию на Луне мы планируем создать уже к 2015 году, а с 2020 года может начаться промышленная добыча на спутнике Земли редкого изотопа - гелия-3", - заявлял Севастьянов.

Тогда чиновник - с одной стороны, а федеральное ведомство и акционеры "Энергии" - с другой выдвинули друг другу ряд взаимных обвинений. Первый утверждал, что агентство не желает вкладываться в развитие российской космонавтики. Вторые считали проекты Севастьянова слишком дорогими для государственного бюджета, а его заявления - не соответствующими фактическим возможностям отрасли.

Севастьянов называется успешным управленцем, поскольку организованная им компания "Газпром космические системы" считается прибыльной, однако при этом почему-то забываются тепличные условия, в которых была создана и функционирует эта организация. Сегодня должность гендиректора в "Газпром космические системы" занимает младший брат Севастьянова Дмитрий.

В госкорпорации первый замгендиректора "Роскосмоса", скорее всего, займется не вопросами добычи гелия-3 на Луне, а коммерциализацией российской спутниковой группировки. Российскому проекту глобального спутникового интернета "Сфера" (призван конкурировать с западными системами OneWeb и Starlink), оцениваемому в 300 миллиардов рублей, Севастьянов наверняка уделит особое внимание.

"Один за всех и все за одного"

По всей видимости, после такого "технологического фитнеса" от современного "Роскосмоса" может мало что остаться. Вызывают вопросы принципы, на основе которых планируется организация работы госкорпорации. "В целом концепция настоящей реформы ракетно-космической отрасли состоит в том, что "Роскосмос" как государственная корпорация должен ощутить себя не заказчиком по отношению к промышленности, а частью единого целого. То есть вся ракетно-космическая промышленность будет развиваться как единое целое, где один за всех и все за одного", - сказал Рогозин.

Сравнение российской космонавтики с религией, состоящей из "догмы, чудес и таинства", не может не вызывать отторжения у значительной части инженеров и конструкторов, среди которых доля "верующих" людей относительно невелика. Критика Рогозиным прежнего руководства "Роскосмоса" за "непростительные ошибки" позволяет поинтересоваться о степени ответственности чиновника за ранее происходящие реформы в отрасли.

В колонке для ArsTechnica главный редактор сайта RussianSpaceWeb.com Анатолий Зак напрямую заявил, что одним из главных факторов падения спроса на "Протон" стал сам Рогозин. Известно, что собственно оборонный комплекс в прежнем правительстве напрямую курировал Юрий Борисов, тогда как за гражданскую авиационную промышленность отвечал глава Минпромтога Денис Мантуров. К изменениям в указанных отраслях Рогозин имеет лишь косвенное отношение, чего никак нельзя сказать о космической сфере.

На самом деле приоритеты "Роскосмоса" стали понятны уже давно. Новый глава госкорпорации их только подтвердил. Первой из десяти заповедей "Роскосмоса" Рогозин назвал контроль за исполнением гособоронзаказа, что, по его словам, должно быть понятно как "Отче наш". Остальные приоритеты так или иначе связаны с максимальной коммерциализацией отрасли. И можно быть уверенным, что у Рогозина получится это сделать.

Серийное производство уже сегодня устаревших ракет семейства "Ангара", продажа филевской площадки и контракты на запуск спутников "Сферы" наверняка хотя бы частично решат проблему долговой нагрузки "Центра Хруничева", но никак не сделают прибыльными уже устаревшие ракеты, особенно руками выпускников факультета транспорта, нефти и газа омского вуза. Реализацию проекта "Союз-5" можно легко оттянуть по причине отсутствия двигателя на метане. Корабль "Федерация" не нужен - можно продолжать модернизировать "Союз". Запуски модуля "Наука", космического аппарата "Луна-Глоб" и телескопа "Спектр-РГ" возможны, но маловероятны, поскольку все эти изделия, кроме того, что устарели, фактически неисправны либо все еще недоделаны.

Назначение Рогозина ответственным за российскую космическую отрасль, где он, мягко говоря, не пользуется большой популярностью, легко объясняется характером предстоящих реформ. "Русский космос", который пытается создать Рогозин, все больше напоминает "темные века" Европы. В нем нет места модернизации, есть только задача выживания.

Андрей Борисов

Источник:
https://lenta.ru/articles/2018/07/03/roscosmos/

Обзор интернет-прессы 2018 г.

Подписка на новости сайта

  • Вы можете подписаться на новости нашего сайта, рассылка выходит раз в месяц.

***

Главная | О сайте | English | E-mail | Карта